Адрес и телефон

Никита Широков: «Важно быть на волне новых знаний»

29 авг августа 2022
2022

До восьмого класса Никита был середнячком, тройки его не расстраивали. В 17 по результатам ЕГЭ поступил на бюджетное место в Тюменскую медакадемию. В 27 стал кандидатом медицинских наук и начал работу над докторской диссертацией, которую планирует защитить годам к 35.

041face9fd1c329c172553ed4f3cfbff.jpg

Вклад в семейную династию

Мама Никиты Татьяна Широкова — врач-дерматовенеролог в уральском городе Камышлове. Какое-то время работал медбратом отец. Две дочери старшей сестры, они близки с дядей по возрасту, — врачи. Складывается семейная династия, в которой он пока единственный учёный. Однако до окончания средней школы ничто не указывало не только на будущее увлечение исследованиями, но и на выбор медицинского образования. Паренёк учился в физико-математическом классе, а в его табеле не обходилось без троек.

Переломным моментом стала граница между восьмым и девятым классами. Размышляя над своим будущим, подросток пришёл к выводу, что вырваться из маленького городка поможет образование. Значит, надо изменить отношение к учёбе. Никита выбрал естественно-научный профиль и засел за учебники.

На выбор профессии влияние, конечно же, оказала мама Татьяна Алексеевна. Но это не было прямыми рекомендациями «делай как я». Влияние, признаётся Никита, было неосязаемым, он его тогда не осознавал.

Студент — медбрат — врач-ординатор

Студентом Тюменской медицинской академии (теперь это медицинский университет) он стал в 2010 году. На первом же курсе устроился дворником. Где-то находил силы сочетать непростую учёбу с работой. Через полтора года стал лаборантом на кафедре анатомии. Потом стал медбратом в кардиоцентре. С тех пор большие нагрузки — дело привычное.

Учиться, признаётся Никита, было тяжело:

— Учёба в медицинском вузе — это особый формат жизни. Ты учишься постоянно, несколько лет почти без остановки. И учишься ты вне медакадемии — в лаборатории, в общежитии вечером. На пары приходишь только свои знания демонстрировать.

Парадокс, но Широков утверждает, что учиться в вузе было… неинтересно:

— В медакадемии учился, можно сказать, вопреки. Как правило, было неинтересно. Специальностей много, каждую дают в начальном варианте, интерес при этом не побуждается. В ординатуре — уже другое дело, заниматься выбранной специальностью крайне интересно. Очень важно после ординатуры интегрировать в практику полученные знания: чем больше знаний у врача в голове, тем больше он может привнести в жизнь пациента.

Основная задача ординатуры — подготовка высококвалифицированных специалистов для самостоятельной работы в здравоохранении.

— Пациент в представлении сформированного врача — большая сфера, в которой он может увидеть много или даже почти всё. В глазах начинающего врача — это не сфера, а набор каких-то блоков, их надо как-то связать между собой, чтобы было глобальное понимание. После обучения в медвузе, в ординатуре крайне важно встретить путеводную звезду или даже несколько человек, которые будут иметь влияние на тебя как специалиста. В таком случае из бывшего студента может получиться неплохой врач. У меня были учителя клинической кардиологии — Людмила Ивановна Алманова и Олег Маркович Рейтблат в областной больнице. Вадим Анатольевич Кузнецов, Дмитрий Владиславович Криночкин, Елена Ильинична Ярославская — в кардиоцентре.

Через несколько лет в газете кардиоцентра будет опубликовано его признание: «Моё первое профессиональное правило — стараться работать, как мои учителя. Мой наставник Вадим Анатольевич Кузнецов, бесспорно, был крайне талантливым исследователем, визионером и врачом. У него получалось искать ответы на вопросы несколько иначе, открывая новое. А в учениках он пробуждал способность к критическому мышлению и скрупулезному отношению к работе».

Опыт работы в кардиоцентре сыграл свою роль в выборе первой врачебной специальности — для обучения в ординатуре выпускник медакадемии выбрал кардиологию.

Симбиоз практики и исследований

В ординатуре он учился на кафедре клинической кардиологии в областной больнице интенсивного лечения (ОБИЛ), выбрав профиль «неотложная кардиология». Работать стал и в ОБИЛе, и в кардиоцентре. Трудился много, чтобы иметь больше опыта, быстрее стать специалистом. Для становления профессионала, уверен, важны навыки, которые можно приобрести не сидя за учебниками, а на практике. Логично, что чем её больше, тем быстрее и больше навыков ты получаешь. Поэтому Широков работал не только днём, но и брал ночные дежурства, выходил в клинику в выходные дни. Неотложке он до сих пор благодарен за практику, уверен, что это отделение клиники ему, начинающему врачу, было весьма полезным.

Казалось бы, при такой нагрузке и до профессионального выгорания недалеко. Но наш герой считает, что защищён от этого: наука лишает его однообразия, от которого и появляются проблемы. Хотя физической усталости, конечно же, избежать не удаётся.

— Медицинский вуз даёт только книжное образование без возможности дотронуться до практики. В ординатуре, работая врачами-стажерами под крылом старших коллег, мы постепенно отторгаемся от наших наставников. Если к концу ординатуры этот процесс завершится, то работать самостоятельным врачом будет легче, — говорит Никита Широков.

Профильное — кардиологическое — образование послужило платформой, на основе которой он стал заниматься ультразвуковой диагностикой и наукой.

Диссертация — всего лишь венец

Уже в ординатуре молодой врач понял, что клиническая работа — только часть его профессиональной жизни. Он предпочитает заниматься одновременно и наукой, и практикой, выстраивая мостик между ними. Для него важно быть на волне новых знаний.

Исследовательский интерес начинающего учёного сконцентрировался в сфере ультразвуковой диагностики. По его мнению, поле для творческого поиска в кардиологии — высокоразвитой отрасли медицины намного меньше, чем в связке с эхокардиографией (УЗИ сердца). Здесь, говорит Никита, результаты интереснее, сочнее. И шансов привнести полученные результаты в лечебную практику больше.

Едва ли не первый исследовательский опыт лёг в основу кандидатской диссертации:

— История с появлением темы моей кандидатской интересная. В последние 15 лет кардиоцентр занимается сердечной ресинхронизирующей терапией. Это была любимая тема Вадима Анатольевича Кузнецова (бывший директор Тюменского кардиоцентра, ныне покойный). Я же поначалу в ней не особо что понимал. Учился работать с материалом, писать научные статьи, получал навыки в ультразвуковой диагностике. Постепенно подошёл к тому, что начал думать более исследовательски. Этому учил Вадим Анатольевич, он никогда не гасил в своих аспирантах творческую мысль. Старался поддерживать, давать аспиранту свободу размышлять, буквально пестовал этот навык. Однажды на ночном дежурстве у меня родилась смелая, но пока сырая мысль: традиционная концепция проведения электрического импульса по сердцу не соответствует концепции сокращения слоёв ткани сердца. Сформировалось своё понимание. Это было здорово — такого представления не было описано в литературе. И его было возможно доказать! Спустя несколько недель мы с Вадимом Анатольевичем описали блокаду левой ножки пучка Гиса как электромеханический феномен (такое заболевание, которое в сочетании с низкой сократимостью указывает на установку кардиостимулятора). На ней и родилась кандидатская.

Трудно ли написать работу и защититься? Широков отвечает честно:

— Это трудно. Если отвечать односложно. Но, я думаю, это будет крайне трудно аспиранту, если ему неинтересно. Случается, кандидатские пишутся для галочки, чтобы было что поставить в резюме. Но если процесс интересен, если — это важно! — руководитель пестует в аспиранте этот интерес, то это совсем другая история.

Сейчас молодой учёный вместе с коллегами занимается глобальной и ультрасовременной темой, исследуя «сердечные» последствия перенесённого ковида. Это станет основой его докторской диссертации, работа над которой уже начата. Защиту планирует лет через пять, гнать лошадей не собирается, поскольку сам процесс ему интереснее. Он даёт много попутных результатов — научные статьи, патенты, новые способы диагностики. Они внедряются в практику. А докторская станет венцом работы, точкой в этом этапе исследований.

Что будет дальше, он пока не думал. Но уверен, что и в будущем продолжит работать с интересом.

Ох уж эти молодые…

— Никита, молодых часто обвиняют, что они хотят всего и сразу: и зарплату, и должность. Справедливый упрёк?

— Если говорить про медицину, то это иерархичная среда: есть более опытные коллеги, которые занимают должности. И, надо сказать, по праву. Молодые специалисты это понимают, я не вижу выраженного стремления к занятию более высоких должностей. Если же говорить о зарплате, то да, хочется получать достойные деньги. Такой запрос в нашей среде решается, как правило, бОльшим объёмом труда: чем больше дежурств в месяц, тем выше оплата.

— У вас в семье есть пример доктора из другого поколения — той самой советской школы. Отличаются ли они от ваших коллег — ровесников?

— Моей маме 70, она продолжает практиковать. Она очень объективна к своей работе, дотошна. Ей важно ясное понимание того, что происходит с пациентом. Если этого понимания достичь не удаётся — передаёт больного более компетентному врачу, направляя к специалистам областных или федеральных центров. Так работают доктора её поколения. Мои сверстники, как и я, пока находятся на пути к профессионализму.

— Никита, вы карьерист?

— Думаю, да, но скорее в европейском, а не американском понимании. Для меня важнее не достигнуть высоких должностей, а стать компетентным специалистом.

* * *

Какой предмет нужно знать отлично, чтобы хорошо учиться в медвузе? Ответ на этот вопрос врач ультразвуковой диагностики, кардиолог, научный сотрудник Тюменского кардиологического научного центра — филиала Томского НИМЦ, кандидат медицинских наук Никита Широков теперь знает точно:

— Надо хорошо знать русский язык, так как придётся крайне много читать и запоминать. Думаю, это тот базовый предмет, который нужен, чтобы впоследствии в любой отрасли состояться как интеллектуал.

Ольга Чухачева
Оригинал материала

Другие новости

21 сентября – день борьбы с болезнью Альцгеймера. О том, какие симптомы должны стать поводом обратиться к специалисту, рассказывает эксперт: геронтолог, врач-психиатр высшей категории Тюменского кардиологического...
До восьмого класса Никита был середнячком, тройки его не расстраивали. В 17 по результатам ЕГЭ поступил на бюджетное место в Тюменскую медакадемию. В 27 стал кандидатом медицинских наук и начал работу над докторской...
До нового учебного года осталось совсем немного времени и эти полторы недели еще можно успеть использовать с пользой для здоровья.

powered by